Бессознательные и осознаваемые слагаемые депрессии

бессознательные и осознаваемые слагаемые депрессии

Психоаналитиками среди факторов, приводящих к депрессии, были выделены и описаны как бессознательные позиции, которые участвуют в формировании механизмов депрессивного реагирования, так и сознательные, которые запускаются конкретной психотравмирующей ситуацией. Говоря другими словами, бессознательные и осознаваемые слагаемые депрессии.

Зигмунд Фрейд (1917) и позже Карл Абрахам (1924) описали взаимосвязь депрессии с ситуацией утраты  объекта. Известно, что при интроецировании объекта любви происходит нарциссическая идентификация с ним. Утрата объекта приводит к формированию реакции на утрату. Поскольку Эго ослаблено и дефрагментировано, функции утерянного интроецированного объекта переходят в Супер-Эго, которое переводит агрессию с утраченного объекта на самого пациента. Слабость «Я» индивидуума снижает его способности к адекватной самооценке и адаптации к имеющимся условиям. В результате психотравмы  происходит регрессия к орально-садистической стадии развития с последующим формированием чувства вины и аутоагрессией. Подчеркивалось, что провоцирующее событие должно повторять психотравмирующую первопричину.

Вследствие нарушения адекватной оценки себя и объекта  нарушается способность любить себя и других, возникает чувство вины.На уровне сознания это проявляется в виде душевной боли, обобщенных обвинениях себя, снижении самооценки и потери самоуважения (из-за отсутствия нарциссической подпитки), разрушения образа себя и своей идентичности, снижения активности и отказа от деятельности. Стараясь восстановить самоуважение, пациенты начинают влиять на окружающих, с целью получения любви, демонстрируя свои страдания и манипулируя ими, проявляя, таким образом, оральный садизм .

Рассматривая межличностные отношения у депрессивных пациентов, можно обнаружить тенденцию к симбиотическим отношениям с сильными привязанностями. Больному требуется постоянно «делать добро», т.е. он старается своей деятельнос­тью, своей близостью к другим людям, своим безупречным образом жиз­ни, отвергнуть таящиеся в нём агрессивные и деструктивные тенденции, вытесняя их в бессознательное, что приводит к аутоагрессии.

При аутоагрессии садистические тенденции могут выражаться в  психосоматических расстройствах, деструктивном поведении и, как крайний вариант,  в суициде. Защита от чувства вины может реализовываться несколькими путями: через получение наказания или раскаяние; через проявление доброты для получения от окружающих любви, которая ассоциируются с прощением; деятельностью с позиции силы, что повышает самоуважение и уменьшает чувство вины. В качестве пассивной агрессивности для повышения самоуважения выступает упрямство (О. Фенихель, 2004), создавая определенные препятствия для лечения. Цель упрямства доказать, что даже слабый человек может иметь власть над могущественными людьми.

Абрахам отмечал, что базовой характеристикой депрессивных личностей является амбивалентность, вследствие этого они любят и ненавидят одновременно. Об этом же говорит в  своих исследованиях M. Klein (1948, 1957) описывая “депрессивную позицию”, являющуюся основой для формирования аффективных расстройств, когда агрессивное и либидинозное  влечения по отношению к одному и тому же объекту объединяются, образуя амбивалентность “любви” и “ненависти”. У депрессивных личностей объект необходим для подпитки нарциссических потребностей, которые связаны с самоуважением.

При манипулятивных и непоследовательных  моделях воспитания в семье ребенок получает много противоречивой эмоциональной информации, которая с одной стороны приводит к психологической травме из-за нарушения законов формальной логики, а с другой стороны к усвоению патологических стереотипов, благодаря которым болезнь может быть условно желательной. В данной ситуации болезнь – это возможность отдохнуть от непосильной ноши обязанностей, которые взваливает на себя пациент, стараясь получить одобрение,  и защита от снижения самооценки при возможных фрустрациях.

Ситуация, когда с помощью болезни индивид получает, либо повышенное внимание, либо материальные блага, которые не получал, когда был здоровым (Молчанова Е. С., Авдошина Т., 2007) способствует затяжному течению депрессии. Формирование данных дезадаптивных реакций происходит в детстве, когда копирование поведения значимых для него лиц и, прежде всего, родителей, играет важную роль в формировании реакций ребенка на те или иные ситуации.

Склонность некоторых депрессивных больных к демонстративности совпадает с мнением о том, что депрессия  может возникать не только в связи с орально-садистической фазой, но и на эдипальном этапе развития. В пользу этого мнения свидетельствуют описания клинических случаев депрессивных женщин, в основе которых лежит невозможность установления отношений с мужчинами, а также депрессии у мужчин, когда кроме эдипального  соперничества присутствует сильная привязанность к отцу,  в сочетании с разочарованием в нем  (Дж. Хейнц,  2006). Само страдание при этом носит «конверсионную» природу.  Подтверждения возможности  истерических проявлений при картине депрессии  мы можем увидеть  в результатах экспериментальной диагностики влечений (Л. Сонди, 2005).

 

 

Добавить комментарий